Танка Морева
Название: Избранное из дневников Вальбурги Блэк
Автор: fandom Rowling 2014
Бета: GredAndForge, Mrs N
Канон: «Гарри Поттер»
Размер: мини, 2745 слов
Пейринг/Персонажи: Вальбурга Блэк, Том Риддл
Категория: гет
Жанр: драма, AU
Рейтинг: G
Краткое содержание: Настоящая история Тома Риддла в дневниках влюбленной девчонки
Для голосования: #. fandom Rowling 2014 - "Избранное из дневников Вальпурги Блэк"

1 сентября 1937

Хогвартс! Лето закончено, и не нужно терпеть Сигнуса. Ему только семь, и письма в школу ждать целую вечность, вот он и пакостил. Прятал мои перья, вырывал листы из учебников, разбрасывал школьные мантии. А на вокзале разревелся, как маленький. Лукреция говорит, что Орион, наоборот обрадовался, что она идет в школу. Но Сигнус — Сигнус обиделся.

Это я должна обижаться. Мне уже почти двенадцать, а я толкаюсь среди одинадцатилеток. Они все ниже на полголовы, мы с Лукрецией прямо великанши.
Один мальчик выше нас. Он, увидев мой красноречивый взгляд, усмехнулся краешком губ, будто что-то понимал.
У нас не было общих знакомых, а знакомиться самим некультурно, все-таки мы не магглы. Поэтому я ограничилась кивком.
Надо будет не пропустить его распределение. Папа говорит, что там обязательно вызывают по именам. И устраивают проверку.
Лукреция боится проверки. А я знаю куда попаду.
А куда могут еще попасть правнучки директора школы, родившиеся в тот год, когда он умер?

*дописано ночью*
Все плохо, дорогой дневник, его зовут Томом, Томом Риддлом. Он магглорожденный. И хотя старая рваная шляпа дурака Годрика отправила его на мой факультет, он мне не ровня. И никогда не будет, как бы высокомерно ни разглядывал мою гостиную.
Ненавижу.

10 января 1938

Папа рассказал, что есть много теорий, откуда появляются у магглов дети-волшебники. И что ему кажется, что в таких семьях есть капля волшебной крови. Разбавленная. Не чистая. И вероятно Том Риддл из какого-то древнего рода, опустившегося, смешавшегося с магглами. Бр-р. Грязная кровь. Способности так себе.
Нечего забивать себе голову.
Альфард дразнил меня Томом, пока я его не стукнула. Идиот. Хорошо, что ему в школу только через два года.

20 мая 1938

С Томом занимаемся в библиотеке. Он самый сильный ученик, ну не считая меня. Лукреция не интересуется учебой, ей нравятся только чары, по остальным предметам она посредственна. И в библиотеку лишний раз не вытащишь. Зато на прогулку к озеру или на квиддичное поле — всегда пожалуйста.
Квиддичное поле, что там интересного?
Том родился 31 декабря 1925, он не намного младше меня, по сравнению со всеми остальными. Самое смешное, что официально он младше всех. Глупые магглы все перепутали и записали, что он родился 1 января 1926.
Том ведет себя лучше прочих чистокровных. И он может говорить со змеями.
Может его родители притворяются магглами? Может они шпионы Гриндельвальда? Но Том говорит без акцента, очень подозрительно.
*зачеркнуто* Он подозрительно легко стал моим другом. Надо рассказать папе.

5 августа 1938

Сегодня Лукреция, я и Том покупали учебники. Вернее мы с Лукрецией нечаянно встретили Тома в книжном. Мне удалось сделать вид, что встреча случайна, а Том ничего не сказал о нашей переписке, лишь только понимающе улыбнулся. К счастью, Лукреция невнимательна и ничего не заметила. Мы немного послонялись по Косой аллее, Том угостил нас мороженым. Около магазина артефактов нас накрыл папа.
Том ему понравился!
Том быстро заговорил с ним о чарах, наложенных на шкатулку и перстень, выставленных в витрине, и папа забыл, что рядом с магазином находится проход в Ноктюрн-аллею, запрещенную для нас. Было бы чего запрещать. Ничего особенного все равно на ней нет. То ли дело в маггловском Лондоне!
Папа разрешил общаться с Томом. Еще бы: спокойные манеры, прямой взгляд, ум — папа всегда любил умных собеседников.
Лукреция выпросила себе кошку, а Тома пригласили к нам на ужин.
Только бы Альфард прикусил свой язык. Надо будет забежать в библиотеку и посмотреть, нет ли каких-нибудь чар для этого. Заодно показать Тому наши книги.

1 июня 1942

Сумасшедшая соседка родителей Тома — Меропа Гонт, умерла. А ее братец вообразил, что Том ее сын. И убил грязнокровок. Родителей Тома, дедушку и бабушку, его младшего брата.
Когда Тому сообщили, он застыл. И второй день не разговаривает. Даже со мной.
Дамблдор отправился с ним на похороны.

10 июня 1942

Министерство передало Тому семейные реликвии Гонтов: кольцо со странным камнем, треснутым посредине — дешевая и грубая вещица, но Дамблдор отнесся к ней, как к большой редкости. Интересно, что это за артефакт? Вторая реликвия — настоящая редкость! — медальон Слизерина.
Но что получается, Том, действительно, сын Меропы Гонт?

15 июля 1942

Оказывается, папа был прав. У магглов не может появиться волшебников. Волшебники рождаются только у других волшебников и у сквибов. Видимо, у Тома кто-то из предков был сквибом. А парселтанг — вполне может быть этот сквиб каким-то боком относился к линии Слизеринов. По словам Тома, Дамблдор не исключает и такой вариант.
Том провел ряд опытов на крови, открыл память крови. И установил, что в близком родстве с Гонтами не состоит.

Кольцо и медальон он вернул министерству.

10 октября 1942

Сегодня видела, что Том и Дамблдор выходят из туалета для девочек на втором этаже. Вид у них был такой таинственный, что потом я долго доставала Тома, что они там делали. Обещал показать вечером, когда будем патрулировать коридоры. Да, дорогой дневник, в этом году мы старосты! Очень романтично проводим вечера, распугивая другие парочки.

11 октября 1942

Оказывается, Дамблдор нашел тайную комнату Слизерина. Вернее Том думает, что они нашли вход в эту комнату. Он показывал мне кран на одной раковине с выгравированной змейкой. Гравировка совершенно обычная, но когда Том зашипел, змейка начала двигаться и отвечать. Том рассказал, что она требует пароль, и его они пока не угадали. Змейка дает туманные подсказки, которые пока ведут в тупик — слишком мало сведений о жизни Основателей. Они с Дамблдором перерыли все старинные рукописи с воспоминаниями о Салазаре Слизерине — безрезультатно.

5 февраля 1943

С паролем пока туго, но в школу прибыли невыразимцы. Туалет на втором официально закрыли на ремонт. Интересно, у них получится открыть комнату?

13 мая 1943

О Мерлин! Сегодня я видела, как выносили девочку из закрытого туалета. Ее звали Миртл, она училась на Равенкло. Говорят, ее дразнила Оливия Хорни, и Миртл спряталась, чтобы поплакать в одиночестве. Говорят, она умерла от страха. Но что могло ее напугать? По школе ползут слухи об ужасе Слизерине, которого основатель оставил охранять Хогвартс от грязнокровок. Многие косятся на Тома, хотя тем вечером он занимался исследованиями крови с Дамблдором, что засвидетельствовал аврорам наш декан Гораций Слагхорн, чью лабораторию они заняли на вечер. Причем, Гораций периодически заходил к ним и приглашал на чай.
Все плохо.

14 мая 1943

Авроры устроили облаву, проверяя всех школьников и учителей. У Хагрида нашли огромного паука — и обвинили во всем. Тома наградили, он оказался рядом и помог аврорам. Паук сбежал, а Хагрида исключают. Я почти не вижу Тома, он скрывается от всех, награду за него получал декан. Не понимаю.

27 мая 1943

Том удручен. Оказывается, он пытался предупредить Хагрида об аврорах. Он знал, что Хагрид держит своего питомца в замке. Все знали. И Миртл видела этого паука, она не могла его так испугаться, чтобы умереть от разрыва сердца. Но Том не успел, а авроры ошибочно решили, что он помогал им, а не Хагриду. Том сразу отправился к Дамблдору и Диппету. И ничего сделать не смог. Награду принимать он отказывается.

Хотя мне плевать на этого полукровку, я понимаю Тома. Неприятно получать награду за то, чего не совершал. Особенно когда планировал принципиально противоположное.
Отдел Тайн перестал интересоваться туалетом. Но им все равно никто не пользуется: там теперь живет привидение Миртл.
Министерство магии могло бы тоньше заметать следы. В школе считают, что в смерти Миртл виноват Том. Поругалась со всеми, кто восторгался его поступком. С теми, кто обвинял его — не разговариваю уже неделю. Скорей бы экзамены!

18 июня 1943

Последние СОВы сданы.
Разговаривала сегодня с Томом. Его усиленно готовят к какой-то секретной миссии. Он проводит столько времени с Дамблдором, что я уже ненавижу трансфигурацию. В следующем году он не будет учиться, ТРИТОНы сдаст летом в министерстве. И потом уедет из страны.
Я не знаю, что делать.

19 июня 1943

Лукреция говорит, что это больно. Но не больнее, чем вырвать зуб. Рассказала Тому, он рассмеялся.
Оказывается, он нашел заклятье и зелье. Для этого перевернул всю библиотеку. Даже перевел два трактата с санскрита. Как можно в нем сомневаться? Конечно, он любой вопрос изучает всесторонне. Интересно, также ли он изучает меня? Может у него имеется домашняя заготовка по экспериментальной части? Объект: Вальбурга Блэк. Действие: Подуть в ухо. Результат: Не работает. Лизнуть коленку?
Он на самом деле лизнул коленку, я взвизгнула и дернула ногой. У него под глазом расплылся роскошный синяк.

30 июля 1943

Том уезжает. Он сдал экстерном ТРИТОНы, получил все «П». Его работа о памяти крови привлекла внимание самого Гриндельвальда. И Том собирается в Париж. Мы с ним поругались прямо у Фортескью, мне удалось ударить его Ступефаем, а ему — забрать мою палочку. Насколько папа не любит магглов, но и он настроен против Гриндельвальда. Гриндельвальд — враг Британии.
Не понимаю. Том же клялся, что любит меня. А теперь он предает Британию, а значит и меня.
С глаз долой из сердца вон.

31 июля 1943

Дорогой дневник!
Какая же я дура!
Как я не связала тайные занятия Дамблдора и Тома, вмешательство Отдела Тайн в это обучение, разрешение, выданное только Тому, на сдачу ТРИТОНов досрочно и решение Тома присоединиться к Гриндельвальду воедино! Том не мог предать меня, Дамблдора. У него благородная миссия. Дамблдор взял с меня Непреложный обет и рассказал о ней.
И я вызвалась ему помогать.
Я самая счастливая на Земле. В Лондоне уж точно. Сижу за учебниками и жду своих экзаменов. Чтобы потом быть с Томом в Париже. Мы сможем помочь Дамблдору и Отделу Тайн, мы спасем свою страну.
Интересно, что сказать родителям? Что я хочу съездить к однокурсникам в Бад на воды? Про Париж и миссию Тома им говорить нельзя ни в коем случае.
Том научил меня чарам — дневник этот теперь никто не сможет прочесть, даже тот, кто в курсе нашей маленькой тайны.

1 сентября 1943

Без Тома в Хогвартсе пусто. Мне выдали хроноворот, чтобы я успела за полгода пройти программу шестого и седьмого курса. Из всех преподавателей осведомлен один Дамблдор, другие — скажем так — не задают вопросов. Отказалась от значка старосты — у меня есть дела поважней. Да и без Тома — патрулировать скучно и глупо.

20 декабря 1943

Скучаю. Дамблдор передал мне письмо. Скорее короткую записку. Сидела, хуже плаксы Миртл, и рыдала над ней. Меня застукал Орион. Кажется, он не так наивен и многое вычислил. Во всяком случае, сразу отступил, когда я отказалась отвечать. Уточнил только, давала ли я Непреложный обет.
Невыносимо ехать домой на каникулы. Но не поехать — возбудить лишние подозрения. Дни ползут, как улитки.

20 апреля 1944

Экзамены позади. Принимали у меня их в Отделе Тайн. Результаты ТРИТОНов объявили сразу же. Арифмантика, руны, трансфигурация — выше ожидаемого, что ж, могла бы и лучше сдать. Защита от темных искусств, чары и астрономия — превосходно. Все остальное на проходной балл — сдала и забыла. Самое главное: защита и чары — сдала с блеском. За трансфигурацию Дамблдор на меня немного обиделся, подвела его.
Скоро меня переправят в Париж. И я увижу Тома.

24 апреля 1944

Орион стащил из дома мантию-невидимку — ту самую, Блэковскую, что передают от отца к старшему сыну. Говорит, что мне она понадобится. Дамблдор, когда увидел ее, подтвердил, что эту реликвию Гриндельвальд не сможет не заметить. Вроде он охотится за артефактами Певереллов.
Голова кругом. Заказала в ателье маггловский костюм и платье — они гораздо выигрышней подчеркивают мою талию и грудь, нежели наши мантии. И мне очень нравятся их шляпки. Магглы понимают толк в хорошей одежде. Страшно ревную Тома, говорят, француженки легко доступны и очень элегантны.

3 мая 1944

Я в Париже. Мы провели чудесную ночь в новейшем отеле в магическом квартале, недалеко от Сорбонны. Отель — сплошная эклектика маггловского и магического. Никаких ковров, гобеленов. Лифты, электричество и чары-чары-чары-чары. У меня после экзаменов сразу срабатывает рефлекс: разложить сплетение чар на простейшие и расписать из чего они составлены.
Том!
Том повзрослел, стал серьезней. На француженок и не смотрит, да и вокруг Гриндельвальда сложился тесный мужской клуб. Том много работает: Гриндельвальд поставил дерзкую задачу: выявить среди всех магглов крупицы магической крови, собрать и вывести новую породу волшебников, возродить магию.
Завтра отправляемся в его крепость, где проводятся эксперименты. Полна воодушевления.
Ужинали сегодня с Гриндельвальдом. Дамблдор прав, моя мантия его заинтересовала. Если бы мог, он предложил любую цену, но я сразу сказала, что эта реликвия семью Блэков не покинет.
«Тогда, я буду коллекционировать Блэков, — отозвался Гриндельвальд, — и я рад, что ко мне в гости пожаловала весьма симпатичная представительница этого рода».

4 мая 1944

Нурменгард поражает воображение. Я была готова к тому, что увижу, но после посещения Тому пришлось отпаивать меня шоколадом. Бедный Том, как он может работать там каждый день.
Мы сидели в кафе на Монмартре, и Том, чтобы развеселить меня, рассказывал, что мы будем делать после войны. Как он выпьет зелье удачи и пойдет просить моей руки у отца. Как всех чистокровных перекосит на нашей помолвке. Как мы купим небольшой домик в пригороде Лондона и будем жить. У нас будет двое детей, мальчик и девочка, лучше если сразу близнецы. Мы будем счастливой семьей, наперекор всему.
В какой-то миг я увидела нашу счастливую семью, как будто передо мной положили колдографию. И сразу же разрыдалась, потому что отчетливо поняла — этого никогда не будет.
Том растерялся и весь вечер был нежен, хоть и не поверил моему предчувствию.

6 мая 1944

Не могу писать, до сих пор дрожат руки. Сегодня я чуть не умерла. Мы с Томом были на волосок от смерти. Сопротивление взорвало одно из зданий, около которого оказались мы. Нас оглушило взрывной волной, у Тома выпала палочка, и когда полицейский, услышав нашу английскую речь, направил на меня автомат — мы были беззащитней оленят. Меня загородил от огня пожилой француз из Сопротивления. В тот самый момент Том кинулся на маггла. Все произошло за какие-то секунды, но мне казалось, что они длятся дольше часа. Я застыла, маггл, спасший меня, упал, сраженный пулеметной очередью. Том валит полицейского на землю и стихийный выплеск магии ломает полицейскому шею.
Я поднимаю палочку Тома и увожу его до приезда солдат.
Мы долго сидим в парке у Сены, мерзнем, и Том плачет.
Он убил человека.
И из-за меня умер маггл.
Внутри будто все онемело.

7 мая 1944

Том отправляет меня домой. Силой. Я наперекор ему выпрашиваю у Гриндельвальда разрешение вернуться через неделю.

15 мая 1944

Париж разрушает. Том изменился. Он участвовал в каком-то темномагическом эксперименте Гриндельвальда и стал другим. Будто в нем что-то треснуло, разладилось. Но моего теплого, нежного, любимого Тома нет. Есть невероятно сосредоточенный на деле человек, который не беспокоится больше о моей безопасности: он придумал как передать мне новую информацию о делах Гринедальвальда и всех его подвижников. Чтобы увести все — мне потребовалось заказывать себе целую коллекцию мантий, шляп, перчаток — я повезу гору вещей. Том меня пугает. Том холоден.

16 мая 1944

Том сказал мне, что испугался за меня тогда, когда мы чуть не погибли. Испугался своей беззащитности. Он осознал, что эмоции ему мешают и он провел ритуал, чтобы их запереть. И без эмоций ему лучше работается, и он сразу получил доступ к нужной информации, потому что ему стали больше доверять. И что после войны он знает, что нужно делать, чтобы восстановить свою личность. И он вернется. Мне нужно только подождать.

3 сентября 1945

Война закончена. Британия победила. Том не вернулся. Он давно в Лондоне, его забрал из Европы Дамблдор, но ко мне Том не зашел, не написал.
Я уже не плачу — выплакала все слезы на много лет вперед.

3 сентября 1947

Видела Тома. Он изменился еще сильней. От него веяло силой и магией. Он разлюбил меня окончательно, так и сказал, что уважает меня, но не испытывает ко мне никаких чувств. Мне показалось, что он вообще не испытывает никаких чувств ни к кому. Смотреть, что с ним стало — больно. Будь проклят Отдел Тайн со своим планом: внедрить к Темному Лорду своего агента. Будь проклят Дамблдор за то, что не так активно протестовал и позволил своему лучшему ученику сломать жизнь. И я тоже буду проклята, что отпустила в Париж, что уехала от Тома, что не удержала.
Видимо, недостаточно любила.
С горя пошла в «Башку Борова». Брат Дамблдора продал мне виски, но вызывал подмогу — Ориона. Тот увел меня.
Наверное мне было так плохо, что я согласилась выйти за Ориона замуж.
А ведь будут теперь говорить, что я бросила Тома. Что Блэки не разбавляют кровь.
Ну и пусть все будут прокляты!

1 сентября 1973

Наш особняк удостоил своим посещением сам Лорд Волдеморт. Пришел он поговорить со мной. Вернее заключить сделку. Он, оказывается, изобрел средство и теперь будет жить вечно. И потому он беспокоится, что в двадцать первом веке заклятье с моих дневников спадет и о нем узнают много лишнего. Поэтому он требует, чтобы я передала весь свой архив, включая письма, записки и книги с заметками на полях — ему. За это он дает гарантию, что мои потомки не пострадают от его руки.
ТомВолдеморт пообещал поставить на них пароль на языке змей. Значит, никто ничего не прочтет. Почему он не хочет просто уничтожить их — не знаю. Не верю, что у него что-то осталось, какое-то теплое чувство к нашему прошлому. Просто он думает, что сможет найти какие-то тайны, которые от него ускользнули, когда он работал на Гриндельвальда, и когда его и меня учил Дамблдор.
Я согласилась, а куда мне деваться? Мои мальчики должны быть защищены. Завтра отправлю ему все бумаги. Пора ставить точку и прощаться с глупой Вальбургой Блэк.

~fin~

@темы: фик, гет, гарри поттер, апокриф